Джик...джик...джик...

16/6/2017


Утреннее Солнце высвечивает экран окна спальни. Свежий воздух улицы наполняет комнату ароматом балконных цветов, редким пением птиц и рычанием автомашин. Лай пса соседнего двора прогоняет сон. Блаженство пробуждения проходит окончательно...А зачем торопиться сегодня вставать? Наступающий день - выходной, да и планов особых с утра пораньше не намечалось. Можно, можно полежать, предаться неге... Но этот соседский пес снова и снова прерывает воспоминания, а они далеко уносили меня - в мое детство... Так захотелось парного молока, что я почувствовал его запах и вкус. Реально услышал:  джик,джик.. Когда же это было?

Да, мне было лет пять. Мы жили в центральной усадьбе совхоза, в обычном крестьянском подворье. Как и все жители поселка, родители имели домашний скот, птицу. Отец уходил на работу еще до восхода Солнца, мы его видели только поздно вечером, по возвращении. Мама свой рабочий день начинала с дойки коровы Майки. Выходя во двор, мама оставляла двери квартиры открытыми и свежий воздух летнего утра свободно заполнял наше жилище. Мы крепче засыпали и никакие звуки двора нам не мешали. Но когда мама садилась на скамеечку около Майки, ставила ведро под вымя и, ритмично сдавливая соски, начинала дойку... Струйки молока ударяли по ведру и звуки джик-джик, джик-джик всегда будили меня...Почти не просыпаясь и не открывая глаза, я наощупь брал подготовленную мамой железную кружку, спускался с крылечка на скотный двор к Майке, входил в сарай и садился на корточки у стенки недалеко от мамы. Мама, продолжала доить Майку, увидя меня сопящего у стенки сарая, говорила: Маечка, вот и твой теленочек пришел за парным молочком. Дадим ему немного в кружечку?   Майка смотрела на меня крупными глазами, жевала сено, как-то долго и глубоко дышала и фыркала. Вот видишь,-говорила мама, -Майка разрешает налить тебе молоко. Давай свою кружку. Я довольный протягивал руку и смотрел как мама сдаивала струйки молока, до самого верха наполняя мою кружку ароматной белой пеной. Двумя руками я брал полную теплую кружку, присаживался к стенке сарая и, почти не отрываясь, выпивал все молоко. На губах и щеках вокруг рта оставалась молочная пена, и я уходил из сарая к себе продолжать спать.

Джик-джик, как и другие звуки подворья уже не беспокоили меня.

Оставить комментарий

Емейл не публикуется. Обязательные поля помечены символом *